Поддержка:
+7 (495) 737-44-10

Постановление Арбитражного суда Уральского округа
№Ф09-1328/21 от 02.04.2021

О создании искусственной ситуации для получения средств ФСС на детское пособие

Резолютивная часть постановления объявлена 01 апреля 2021 г.

Постановление изготовлено в полном объеме 02 апреля 2021 г.

Арбитражный суд Уральского округа в составе:

председательствующего Ященок Т.П.,

судей Жаворонкова Д.В., Сухановой Н.Н.,

рассмотрел в судебном заседании кассационную жалобу общества с ограниченной ответственностью "ФАРРО" (далее - общество, ООО "ФАРРО", заявитель) на решение Арбитражного суда Удмуртской Республики от 16.07.2020 по делу № А71-1997/2020 и постановление Семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 08.12.2020 по тому же делу.

Лица, участвующие в деле, о времени и месте рассмотрения кассационной жалобы извещены надлежащим образом, в том числе публично, путем размещения информации о времени и месте судебного заседания на сайте Арбитражного суда Уральского округа.

В судебном заседании принял участие представитель Государственного учреждения - регионального отделения Фонда социального страхования Российской Федерации по Удмуртской Республике в лице филиала № 1 (далее - учреждение, фонд) - Ярхова Л.М. (доверенность от 01.01.2021, диплом о высшем юридическом образовании).

ООО "ФАРРО" обратилось в Арбитражный суд Удмуртской Республики с заявлением о признании недействительными решений фонда от 27.11.2019 № 1080р о непринятии к зачету расходов на выплату страхового обеспечения по обязательному социальному страхованию на случай временной нетрудоспособности и в связи с материнством и от 27.11.2019 № 162ВП об отказе в выделении средств на осуществление (возмещение) расходов страхователя на выплату страхового обеспечения.

Решением Арбитражного суда Удмуртской Республики от 16.07.2020 в удовлетворении заявленных требований отказано.

Постановлением Семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 08.12.2020 решение суда оставлено без изменения.

В кассационной жалобе общество просит обжалуемые судебные акты отменить, принять по делу новый судебный акт об удовлетворении заявленных требований, ссылаясь на нарушение судами норм материального и процессуального права, несоответствие выводов судов фактическим обстоятельствам дела и имеющимся в деле доказательствам.

Заявитель жалобы считает, что им выполнены все условия для выплаты страхового обеспечения по обязательному социальному страхованию на случай нетрудоспособности и в связи с материнством, поскольку материалами дела подтверждается наличие трудовых отношений между страхователем и застрахованным, факта страхового случая и факта выплаты страхователем застрахованному пособия; фондом не доказано, что работник не осуществлял уход за ребенком, а также создание фиктивной, экономически необоснованной ситуации с целью получения пособия за счет средств ФСС не доказано.

Выражая в жалобе несогласие с выводом судов о том, что у работника не произошло утраты дохода после сокращения ему рабочего времени для ухода за ребенком, общество указывает, что нормами действующего законодательства не установлено такого обстоятельства для прекращения страхового случая, как увеличение заработной платы, увеличение вознаграждения за труд в период нахождения работника в отпуске по уходу за ребёнком. Отмечает, что у ООО "ФАРРО", как работодателя, есть право выплачивать заработную плату в зависимости от объема выполненной работы, устанавливать соответствующий размер заработной платы, выплаты премий. Полагает, что начисление и выплата премий обществом Моисееву Н.В. и другим работникам производились и до установления Моисееву Н.В. отпуска по уходу за ребенком до достижения 1,5 лет с выплатой ежемесячного пособия по уходу за ребенком, так и в период отпуска, что подтверждается приказами ООО "ФАРРО" о премировании сотрудников. При этом сведений о том, что премии в спорный период выплачивались в отсутствие предусмотренных трудовым договором и положением о премировании в деле не имеется. Отмечает, что в ООО "ФАРРО" выплата ежемесячная премий является системным инструментом поощрения работников. Размер премий Моисеева Н.В. и до установления ежемесячного пособия по уходу за ребенком превышал размер премий других работников, что также нашло свое отражение в приказах о премировании сотрудников.

Общество в кассационной жалобе приводит довод о том, что оценка результатов выполнения работы, размер премии, перечень работников, которым выплачиваются премии определяется работодателем, то есть обществом, и входит в сферу трудовых правоотношений, существующих между заявителем и его работниками; установление размера заработной платы и начисление премий Моисеевым Н.В., оценка трудовой деятельности указанного лица не входит в компетенцию учреждения. Указывает на то, что выводы судов о подписании в ООО "ФАРРО" документов по премированию, иных документов заместителем директора Моисеевым Н.В., по мнению общества, является несостоятельным, поскольку в силу действующего законодательства не является основанием для непринятия к зачету расходов на выплату страхового обеспечения и в отказе выделения средств на возмещение расходов на выплату страхового обеспечения.

Заявитель жалобы считает, что судами не учтено, что при проведении проверки однозначно установлено наличии выручки у компании для выплат премий. По мнению общества, является ошибочным вывод судов, что заявителем после получения акта проверки представлены иные табеля учета рабочего времени, из которых следует, что с 01.03.2018 по 30.09.2018 Моисеев Н.В. на условиях неполного рабочего времени не работал, что противоречит материалам дела, поскольку отсутствуют какие-либо документы подтверждающие данное обстоятельство (ООО "ФАРРО" не представляло такие табеля рабочего времени), а данная выдержка взята из отзыва фонда. Также общество полагает неправомерной ссылку судов на позицию Верховного суда Российской Федерации, изложенную в определении от 18.07.2017 № 307-КГ17-1728, поскольку, в указанном определении рассматривались иные условия и обстоятельства, которые не являются схожими с данным делом.

В отзыве на кассационную жалобу фонд просит обжалуемые судебные акты оставить без изменения, кассационную жалобу - без удовлетворения.

Законность обжалуемых судебных актов проверена судом кассационной инстанции в порядке, предусмотренном статьями 274, 284, 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации (далее - АПК РФ), в пределах доводов кассационной жалобы.

Как следует из материалов дела, на основании решения от 23.09.2019 № 381р учреждением с 23.09.2019 по 17.10.2019 проведена в отношении общества выездная проверка правильности произведенных расходов на выплату страхового обеспечения по обязательному социальному страхованию на случай временной нетрудоспособности и в связи с материнством страхователя ООО "ФАРРО" за период с 01.01.2017 по 30.06.2019.

По результатам проведенной проверки установлено, что Моисеев Николай Владимирович работает в ООО "ФАРРО" заместителем директора по трудовому договору от 02.10.2015 № 3/16. Директором общества Булдыревой С.В. выдана Моисееву Н.В. доверенность от 01.09.2017 № 3, согласно которой он может представлять интересы организации, распоряжаться имуществом и финансовыми средствами без каких-либо ограничений. На основании личного заявления и приказа от 22.12.2017 № 17 Моисееву Н.В. предоставлен отпуск по уходу за ребенком с 22.12.2017 до достижения им возраста полутора лет с выплатой ежемесячного пособия по уходу за ребенком, а также по заявлению и приказу от 01.02.2018 № 2 Моисеев Н.В. переведен на работу в той же должности - 0,5 ставки с установлением оклада в размере 14 000 руб. Размер ежемесячного пособия по уходу за ребенком Моисееву Н.В. составил 18 075 руб. 77 коп.

Согласно расчетным листам сумма выплаченного ежемесячного пособия по уходу за ребенком составила: за декабрь 2017 - 5830 руб. 89 коп., за период с января 2018 по февраль 2019 - 253 060 руб. 78 коп., за март 2019 - 8746 руб. 34 коп. В соответствии с данными табелей учета рабочего времени и расчетных листков Моисеев Н.В. за период с марта 2018 по 15 марта 2019 года работал по 4 часа в день и получал 50 % должностного оклада.

Помимо должностного оклада Моисееву Н.В. выплачивалась ежемесячная премия, которая в 2017 году превысила выплаты по должностному окладу в 2,2 раза. В 2018 году Моисеев Н.В. работал по 4 часа в день и получал ежемесячное пособие по уходу за ребенком, при этом ежемесячная премия превысила выплаты по должностному окладу в 4,89 раза. За 1 квартал 2019 года ежемесячная премия превысила выплаты по должностному окладу в 5,58 раза.

Указанные обстоятельства отражены в акте от 17.10.2019 № 391р.

По результатам рассмотрения материалов проверки, акта, возражений страхователя, фондом приняты решения от 27.11.2019 № 1080р о непринятии к зачету расходов на выплату страхового обеспечения по обязательному социальному страхованию на случай временной нетрудоспособности и в связи с материнством в сумме 243 731 руб. 35 коп. за период с февраля 2018 года по март 2019 года и от 27.11.2019 № 162ВП об отказе в выделении средств на осуществление (возмещение) расходов страхователя на выплату страхового обеспечения в сумме 243 731 руб. 35 коп.

Основанием для принятия указанных выше решений послужили выводы отделения о нарушении ООО "ФАРРО" части 2 статьи 11.1 Федерального закона от 29.12.2006 № 255-ФЗ "Об обязательном социальном страховании на случай временной нетрудоспособности и в связи с материнством" (далее - Закон № 255-ФЗ).

Полагая, что решения фонда являются недействительными, нарушают права и законные интересы, общество обратилось в арбитражный суд с соответствующим заявлением.

Отказывая в удовлетворении заявленных требований, суды признали обоснованными и доказанными материалами дела выводы фонда о создании обществом искусственной и экономически необоснованной ситуации с целью получения возмещения из средств фонда.

Проверив законность обжалуемых судебных актов, исходя из доводов, содержащихся в кассационной жалобе и возражениях относительно жалобы, суд кассационной инстанции не находит оснований для их изменения или отмены.

В силу части 1 статьи 198, статей 200, 201 АПК РФ для признания недействительными ненормативных правовых актов, незаконными решений и действий (бездействия) органов, осуществляющих публичные полномочия, должностных лиц необходимо установить наличие двух условий: несоответствия оспариваемого ненормативного правового акта, решения и действия (бездействия) закону или иному нормативному правовому акту и нарушения указанными ненормативными правовыми актами, действиями (бездействием) прав и охраняемых законом интересов заявителя в сфере предпринимательской или иной экономической деятельности.

Страховое обеспечение в виде ежемесячного пособия по уходу за ребенком предоставляется, согласно Федеральному закону от 16.07.1999 № 165-ФЗ "Об основах обязательного социального страхования" (далее - Закон № 165-ФЗ), в связи с таким социальным страховым риском, как утрата застрахованным лицом заработка (выплат, вознаграждений в пользу застрахованного лица) или другого дохода при наступлении страхового случая, а именно при осуществлении ухода за ребенком в возрасте до полутора лет.

Условия, размеры и порядок обеспечения этим пособием определяются Законом № 255-ФЗ и Федеральным законом от 19.05.1995 № 81-ФЗ "О государственных пособиях гражданам, имеющим детей", закрепляющими право на получение матерью ребенка либо его отцом, другим родственником, опекуном, фактически осуществляющим уход за ребенком и находящимся в отпуске по уходу за ребенком, предоставленном на основании статьи 256 Трудового кодекса Российской Федерации (далее - ТК РФ), ежемесячного пособия по уходу за ребенком.

Пунктом 1 части 1 статьи 2.1 Закона № 255-ФЗ определено, что страхователями по обязательному социальному страхованию на случай временной нетрудоспособности и в связи с материнством являются юридические лица, производящие выплаты физическим лицам, подлежащим обязательному социальному страхованию на случай временной нетрудоспособности и в связи с материнством.

В соответствии с пунктом 1 статьи 2 Закона № 255-ФЗ обязательному социальному страхованию на случай временной нетрудоспособности и в связи с материнством подлежат лица, работающие по трудовым договорам.

В целях защиты интересов указанных лиц, совмещающих уход за ребенком с работой в режиме неполного рабочего времени, частью 2 статьи 11.1 Закона № 255-ФЗ предусмотрена возможность сохранения за ними права на получение ежемесячного пособия по уходу за ребенком при условии, что они находятся в отпуске по уходу за ребенком, работают на условиях неполного рабочего времени и продолжают осуществлять уход за ребенком. В таком случае, получение работниками пособия по уходу за ребенком до достижения им 1,5 лет, призвано компенсировать заработок, утраченный ими из-за неполного рабочего времени, сокращение которого вызвано необходимостью в оставшееся рабочее время продолжать осуществлять уход за ребенком.

По общему правилу страхователи выплачивают страховое обеспечение застрахованным лицам в счет уплаты страховых взносов. Сумма страховых взносов, подлежащих перечислению страхователями в Фонд социального страхования Российской Федерации, уменьшается на сумму произведенных ими расходов на выплату страхового обеспечения застрахованным лицам. Если начисленных страхователем страховых взносов недостаточно для выплаты страхового обеспечения застрахованным лицам в полном объеме, страхователь обращается за необходимыми средствами в территориальный орган страховщика по месту своей регистрации (части 1, 2 статьи 4.6 Закона № 255-ФЗ).

В соответствии с пунктом 4 части 1 статьи 4.2 Закона № 255-ФЗ и подпунктом 3 пункта 1 статьи 11 Закона № 165-ФЗ, страховщик имеет право не принимать к зачету расходы на обязательное социальное страхование в том случае, если данные расходы произведены страхователем с нарушением законодательства Российской Федерации.

Как следует из материалов проверки, что в проверяемом периоде, работнику заявителя - Моисееву Н.В. предоставлялся отпуск по уходу за ребенком на период с 22.12.2017 по 31.01.2018.

Судами установлено, что согласно табелю учета рабочего времени Моисеев Н.В. находился в неоплачиваемом отпуске по уходу за ребёнком с 22.12.2017 по 31.01.2018. По табелям рабочего времени за период с февраля 2018 года по 15 марта 2019 года Моисеев Н.В. работал по 4 часа в день; табели учета рабочего времени подписывались самим Моисеевым Н.В., несмотря на отсутствие данных полномочий в доверенности и должностной инструкции данного лица.

Судами принято во внимание, что изначально на проверку представлены табели учета рабочего времени, согласно которым Моисеев Н.В. работал по 4 часа в день в период с 01.03.2018 по 15.03.2019, однако, после получения акта проверки обществом представлены иные табели учета рабочего времени, из которых следует, что в период с 01.03.2018 по 30.09.2018 на условиях неполного рабочего времени Моисеев Н.В. не работал, а по 4 часа в день работал с 01.02.2018 по 28.02.2018.

Судами учтены выявленные фондом обстоятельства отсутствия реальной утраты Моисеевым Н.В. заработка, исходя из табеля рабочего времени за февраль 2018 года, когда Моисеев Н.В. находился в неоплачиваемом отпуске по уходу за ребенком, однако, получил заработную плату за 19 рабочих дней февраля и премию в размере 4 окладов.

Судами дана оценка представленному положению о премировании от 12.02.2018, разработанному и согласованному Моисеевым Н.В. в период нахождения последнего в отпуске по уходу за ребенком, согласно которой установлено, что текущее премирование осуществлялось по итогам работы за месяц вне зависимости от выполнения плана и определяется приказом организации.

Судами приняты во внимание сравнительные расчеты, приведенные фондом, согласно которым заработная плата Моисеева Н.В. за период нахождения в отпуске по уходу за ребенком и работе на условиях неполного рабочего времени выше по сравнению с заработной платой до выхода в отпуск по уходу за ребенком при работе на полую ставку: в 2016 году среднемесячный заработок данного лица составил 22 323 руб. 57 коп., в 2017 году - 26 751 руб.19 коп., а в 2018 году (в период нахождения в отпуске по уходу за ребенком и работе на условиях неполного рабочего времени) составил 47 421 руб. 82 коп.

Судами дана оценка приказам общества о премировании сотрудников за 2017 и 2018 года, согласно которой установлено, что Моисеев Н.В., несмотря на нахождении в отпуске по уходу за ребенком до 1,5 лет, в период с 22.12.2017 и при сокращенном рабочем дне до 4 часов ежемесячно получал премии по результатам выполненных работ в размере, превышающем размер работника, занимающего аналогичную должность, при выполнении указанным работником трудовой функции в течение полного рабочего дня.

Судами из материалов дела установлено, что с 01.02.2018 Моисеев Н.В. переведен на неполный рабочий день, при этом практически сразу же - 12.02.2018 ООО "ФАРРО" издается новое положение о премировании взамен предыдущего от 01.10.2015, которое составлено самим же Моисеевым Н.В. и им же согласовано, где, исходя из данного положения невозможно установить каким образом определяются размеры премий, за какие конкретно показатели, заслуги они выплачиваются, тогда как в предыдущем положении о премировании от 01.10.2015, например, определенно предусмотрено, что премирование работников осуществляется по итогам работы за месяц в размере - до 100 % размера ежемесячной заработной платы - в случае выполнения установленного плана производства работ на 80 100 %; 50 % размера ежемесячной заработной платы - в случае выполнения установленного плана производства работ на 50-79 % и т.д. Кроме того, согласно названного положения работникам, проработавшим неполное количество рабочих дней в месяце, текущие премии выплачиваются пропорционально отработанному времени, однако, несмотря на наличие такого указания, из представленных в материалы дела документов судами не установлено соблюдение данного условия премирования.

Судами установлено также, что Моисееву Н.В., занимающему должность заместителя директора, в период нахождения его в отпуске по уходу за ребенком и работающему неполный рабочий день выплачено премий за 2018 год - в 2,91 раза больше и за 3 месяца 2019 года - в 2,93 раза больше сумм премий, чем другому заместителю директора ООО "ФАРРО", однако, последний находился на условиях полного рабочего времени, получал также ежемесячный оклад, исходя из представленных документов, в два раза больше чем Моисеев Н.В.

Судами приняты во внимание пояснения, данные в суде первой инстанции в ходе судебного заседания представителем общества, где он не смог пояснить расчет суммы премий, чем они обусловлены, указав, что у предприятия просто появились деньги, выросла выручка, и что в коммерческих организациях выплаты премий могут осуществляться и без всяких оснований. От какого вида деятельности выросла выручка общества, представитель ООО "ФАРРО" также затруднился ответить.

Документальное подтверждение роста выручки ООО "ФАРРО" материалы дела не содержат. Напротив, фондом в ходе проверки был установлен факт снижения выручки в 2018 году по сравнению с 2017 годом.

Судами дана оценка материалам дела на предмет подтверждения доводов общества о том, что Моисеев Н.В. выполняет гораздо больший объем работы, подписывает большее количество документов, чем другой заместитель директора, в соответствии с которой установлено, что документально данные обстоятельства не подтверждены, напротив, из материалов дела следует, что у обоих заместителей одна и та же должностная инструкция; кроме того, согласно документам продолжительность рабочего времени Моисеева Н.В. в указанный период в два раза короче.

Судами из материалов дела не установлено подтверждение роста выручки ООО "ФАРРО".

Судами учтено, что заявитель не смог объяснить расхождения в табелях учета рабочего времени, в связи с чем издано новое положение о премировании и изменен оклад Моисееву Н.В. в большую сторону именно в период, когда тот находился на условиях неполного рабочего времени.

Судами верно отмечено, что на основании доверенности Моисеев Н.В. самостоятельно распоряжался средствами ООО "ФАРРО", в том числе начислениями премий.

Правильно применив указанные выше нормы права, с учетом оценки по своему внутреннему убеждению, основанному на всестороннем, полном, объективном и непосредственном исследовании фактических обстоятельств, доказательств, представленных в материалы дела, доводов и возражений сторон в их совокупности и взаимосвязи по правилам статьи 71 АПК РФ, суды установили, что формальное сокращение рабочего времени не привело к утрате работником заработка; заработок увеличился на сумму премии Моисеева Н.В. в период получения пособия по уходу за ребенком после оформления отпуска по уходу за ребенком, что привело к увеличению уровня доходов.

Поскольку такое поведение страхователя не может расцениваться как мера, необходимая для продолжения осуществления ухода за ребенком, повлекшая утрату заработка, суды обоснованно заключили, что в рассматриваемой ситуации пособие по уходу за ребенком не является компенсацией утраченного заработка, а приобретает характер дополнительного материального стимулирования работника, что свидетельствуют о злоупотреблении страхователем правом в целях предоставления своим сотрудникам дополнительного материального обеспечения, возмещаемого за счет средств фонда, сделав правомерный вывод о создании обществом искусственной ситуации для получения денежных средств.

Доказательств, нарушения прав и законных интересов, заявителем в материалы дела, суду не представлено.

При таких обстоятельствах суды обоснованно признали оспариваемые решения фонда соответствующими нормам действующего законодательства, регулирующим спорные правоотношения, правомерно отказав обществу в удовлетворении заявленных требований.

При той совокупности представленных в дело доказательств у судов отсутствовали основания для иных выводов.

Все доводы общества, приведенные в кассационной жалобе, были предметом рассмотрения судов и им дана надлежащая правовая оценка, при этом иное толкование заявителем жалобы положений законодательства, а также иная оценка обстоятельств рассматриваемого дела не свидетельствуют о нарушении судами норм права, потому не опровергают правильность выводов судов первой и апелляционной инстанций, а направлены на переоценку положенных в их основу доказательств, в связи с чем не могут быть приняты во внимание судом кассационной инстанции (статья 286 АПК РФ).

Нормы материального права применены судами по отношению к установленным ими обстоятельствам правильно. Нарушений норм процессуального права, являющихся в силу части 4 статьи 288 АПК РФ основанием для отмены обжалуемых судебных актов, судом кассационной инстанции не установлено.

С учетом изложенного обжалуемые судебные акты подлежат оставлению без изменения, кассационная жалоба - без удовлетворения.

Руководствуясь статьями 286, 287, 289 АПК РФ, суд

ПОСТАНОВИЛ:

решение Арбитражного суда Удмуртской Республики от 16.07.2020 по делу № А71-1997/2020 и постановление Семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 08.12.2020 по тому же делу оставить без изменения, кассационную жалобу общества с ограниченной ответственностью "ФАРРО" - без удовлетворения.

Постановление может быть обжаловано в Судебную коллегию Верховного Суда Российской Федерации в срок, не превышающий двух месяцев со дня его принятия, в порядке, предусмотренном ст. 291.1 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.


Председательствующий Т.П. Ященок


Судьи Д.В. Жаворонков Н.Н. Суханова
Комментарий эксперта

О создании искусственной ситуации для получения средств ФСС на детское пособие

ФСС не возместил компании расходы на детское пособие. Ведь оно призвано компенсировать утраченный заработок, а в данном случае о подобной утрате говорить не приходится. АС УО в Постановлении от 02.04.2021 № Ф09-1328/21 с ревизорами согласился.

Исходные данные

По результатам проверки ФСС установил, что сотруднику М. с 22.12.2017 предоставлен отпуск по уходу за ребенком с выплатой пособия. Бол...

А.В. Веселов, аудитор, к.э.н.

Комментарии к документам доступны только платным подписчикам

Оформите подписку сейчас, и вы получите полный доступ к электронной версии журнала.

Если у Вас есть действующая подписка, пожалуйста, войдите на сайт, используя свой логин и пароль

Увеличить шрифт

A+

       
© 2000—
Информационно-аналитическое электронное издание «Нормативные акты для бухгалтера»
Использование материалов возможно только с письменного разрешения редакции сайта