Поддержка:
+7 (495) 737-44-10

Постановление Арбитражного суда Северо-Кавказского округа
№Ф08-8098/2021 от 16.08.2021

О неправомерности доначислений, основанных на выводе о занижении фирмой выручки

Резолютивная часть постановления объявлена 12 августа 2021 года.

Постановление в полном объеме изготовлено 16 августа 2021 года.

Арбитражный суд Северо-Кавказского округа в составе председательствующего Драбо Т.Н., судей Воловик Л.Н. и Посаженникова М.В., при участии в судебном заседании, проведенном с использованием системы видеоконференц-связи с Арбитражным судом Кабардино-Балкарской Республики, от заинтересованного лица — Инспекции Федеральной налоговой службы № 2 по г. Нальчику (ИНН 0726000018, ОГРН 1090721002371) — Мазанова А.Х. (доверенность от 29.12.2020) и Тюбеева Р.Х. (доверенность от 13.01.2021), в отсутствие заявителя — общества с ограниченной ответственностью «Русь» (ИНН 0701110668, ОГРН 1070701000325), надлежаще извещенного о времени и месте судебного заседания, в том числе путем размещения информации на официальном сайте арбитражного суда в информационно-телекоммуникационной сети Интернет, рассмотрев кассационную жалобу Инспекции Федеральной налоговой службы № 2 по г. Нальчику на решение Арбитражного суда Кабардино-Балкарской Республики от 21.02.2021 и постановление Шестнадцатого арбитражного апелляционного суда от 17.05.2021 по делу № А20-584/2020, установил следующее.

ООО «Русь» (далее — общество) обратилось в арбитражный суд с заявлением о признании недействительным решения Инспекции Федеральной налоговой службы № 2 по г. Нальчику (далее — инспекция) от 13.11.2019 № 08/12 в части начисления 2 896 324 рублей НДС за I, III кварталы 2016 года и I, III кварталы 2017 года, 1 079 836 рублей пеней по НДС, 117 282 рублей штрафа по НДС, 2 750 880 рублей налога на прибыль за 2016 — 2017 годы, 734 071 рубля пеней по налогу на прибыль, 614 432 рублей штрафа по налогу на прибыль, 130 813 рублей страховых взносов за 2017 год, в том числе на обязательное пенсионное страхование — 95 930 рублей, на обязательное социальное страхование 12 645 рублей, на обязательное медицинское страхование — 22 238 рублей, 36 944 рублей пени и 26 163 рублей штрафа (уточненные требования в порядке статьи 49 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации).

Решением суда от 21.02.2021, оставленным без изменения постановлением апелляционной инстанции от 17.05.2021, признано недействительным решение инспекции от 13.11.2019 № 08/12 в части начисления 2 896 324 рублей НДС, 2 750 880 рублей налога на прибыль, 112 044 рублей страховых взносов, соответствующих пеней и штрафов; в остальной части в удовлетворении заявления отказано. Судебные акты мотивированы тем, что инспекция не представила доказательства реализации обществом товаров в большем размере, чем приобрело. Оспариваемое решение инспекции не содержит ссылку на документы и иные сведения, подтверждающие обстоятельства нарушения обществом налогового законодательства, приводимые обществом в свою защиту доводы и результаты проверки этих доводов, а также указание на первичные документы и хозяйственные операции, не отраженные в учете общества.

В Арбитражный суд Северо-Кавказского округа обратилась инспекция с кассационной жалобой, просит решение суда и постановление апелляционной инстанции отменить или изменить полностью или в части и направить дело на новое рассмотрение. По мнению подателя жалобы, суды не учли, что в соответствии с пунктами 1.6, 2.6 акта от 20.08.2019 № 08-05 налоговая проверка проведена на основании полученных из Управления Федеральной службы безопасности по Кабардино-Балкарской Республике (далее — УФСБ по КБР) документов о финансово-хозяйственной деятельности общества, расширенных банковских выписок о движении денежных средств общества, а также данных информационных ресурсов силовых органов, информационно-аналитической системы FIRA.PRO, учетного и архивного дела общества и других внутренних и внешних источников. Указанные в акте налоговой проверки от 20.08.2019 № 08-05 и оспариваемом решении нарушения установлены в результате сплошной проверки и исследования представленных УФСБ по КБР счетов-фактур, товарных накладных, кассовых и других документов, их сопоставления с данными книги покупок, книги продаж и налоговых деклараций по НДС, а также карточками бухгалтерского счета 50 (касса), 51 (расчетные счета), 62 (расчеты с покупателями и заказчиками), представленными обществом по требованию о представлении документов. Общество не представило пояснения по вопросу систематического внесения руководителем общества на расчетный счет последнего денежных средств через банкомат. Общество не представило регистры бухгалтерского учета, баланс общества, в которых отражены безвозмездно полученные от учредителя денежные средства. Общество не доказало объективность или уважительность причины непредставления указанных документов ранее, не раскрыло способ получения копий квитанций к приходным кассовым ордерам, тогда как по данным инспекции изъятые правоохранительными органами бухгалтерские документы обществу не возвращены. Суды не рассмотрели вопрос о действительности и достоверности документов, представленных обществом. При подаче возражений на акт выездной налоговой проверки общество не представило инспекции справку по форме 2-НДФЛ, вопрос о действительности и достоверности данной справки не рассмотрен.

В отзыве на кассационную жалобу общество просит оставить судебные акты без изменения как законные и обоснованные, а кассационную жалобу — без удовлетворения.

В судебном заседании представители инспекции поддержали доводы кассационной жалобы.

Арбитражный суд Северо-Кавказского округа, изучив материалы дела, проверив законность судебных актов, оценив доводы кассационной жалобы и отзыва, выслушав представителей инспекции, считает, что кассационная жалоба не подлежит удовлетворению по следующим основаниям.

Как видно из материалов дела, на основании решения от 03.09.2017 № 08/1871 инспекция провела выездную налоговую проверку общества по вопросам правильности исчисления, полноты и своевременности (удержания, перечисления) налогов с 01.01.2016 по 31.12.2017, по результатам которой составила акт от 20.08.2019 № 08/05 и приняла решение от 13.11.2019 № 08/12 о привлечении общества к ответственности по статье 122 Налогового кодекса Российской Федерации в виде 790 568 рублей штрафа, по статье 123 Кодекса — в виде 21 165 рублей штрафа, начислении 2 896 324 рублей НДС, 3 072 155 рублей налога на прибыль, 105 822 рублей НДФЛ, 130 813 рублей страховых взносов, 8287 рублей земельного налога, 2170 рублей транспортного налога, 1 884 126 рублей пеней.

Решением Управления Федеральной налоговой службы по Кабардино-Балкарской Республике (далее — управление) от 11.02.2020 № 03/1-03/00398@ решение инспекции от 13.11.2019 № 08/12 отменено в части начисления обществу 136 144 рублей НДС за II квартал 2016 года, 153 тыс. рублей НДС за IV квартал 2016 года, начисления 321 270 рублей налога на прибыль за 2016 год, 105 822 рублей НДФЛ за 2016 — 2017 годы, соответствующих сумм пеней и штрафов.

В порядке статей 137 и 138 Налогового кодекса Российской Федерации общество обжаловало в арбитражный суд решение инспекции от 13.11.2019 № 08/12 в части.
Суды установили, что в спорном периоде общество осуществляло оптовую и розничную реализацию сжиженного газа за наличный и безналичный расчет.

По итогам проверки инспекция сделала вывод о занижении обществом выручки от продажи за I — IV кварталы 2016 года, I и III кварталы 2017 года. С учетом внесенных решением управления от 11.02.2020 № 03/1-03/00398@ изменений в оспариваемое решение инспекции предметом рассмотрения в рамках настоящего дела являются налоговые начисления по НДС и налогу на прибыль за I, III кварталы 2016 года и I, III кварталы 2017 года.

Суды указали, что НДС за 2016 год общество исчислило к уплате в размере 2 801 368 рублей, в том числе в I квартале — 677 838 рублей, в III квартале — 863 602 рублей; по данным проверки НДС за 2016 год исчислен к уплате в размере 5 400 428 рублей, в том числе: I квартал — 2 835 025 рублей, III квартал — 1 016 332 рубля.
За 2017 год общество исчислило к уплате НДС в размере 437 246 рублей, в том числе: I квартал — 386 592 рубля, III квартал — 11 088 рублей; по данным проверки НДС за 2017 год исчислен к уплате в размере 1 786 059 рублей, в том числе: I квартал — 1 630 507 рублей, III квартал — 139 187 рублей.

Признав необоснованными произведенные инспекцией начисления, суды отметили, что оспариваемое решение инспекции не содержит конкретные факты и ссылки на доказательства нарушения обществом налогового законодательства, в решении отражены лишь общие выводы о том, что общество ненадлежаще учитывало наличную торговую выручку; в решении инспекции от 13.11.2019 № 08/12 не указаны первичные учетные документы либо хозяйственные операции, которые не нашли отражения в учете общества. Данные обстоятельства, в том числе, послужили основанием для признания недействительным решения инспекции от 13.11.2019 № 08/12 в оспариваемой обществом части как не соответствующее пункту 8 статьи 101 Налогового кодекса Российской Федерации, согласно которой в решении о привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения излагаются обстоятельства совершенного привлекаемым к ответственности лицом налогового правонарушения так, как они установлены проведенной проверкой, со ссылкой на документы и иные сведения, подтверждающие указанные обстоятельства, доводы, приводимые лицом, в отношении которого проводилась проверка в свою защиту, и результаты проверки этих доводов.

В этой связи суды исследовали вопрос о том, каким образом произведен расчет суммы выручки.

Суды установили, что согласно решению инспекции от 13.11.2019 № 08/12 за I квартал 2016 года выручка от продажи за наличный расчет по данным книги продаж общества составляет 49 516 942 рубля, по данным проверки — 63 658 500 рублей; указанная выручка определена инспекцией исходя из поступлений на расчетный счет общества денежных средств с назначением платежа «инкассированная денежная наличность и денежная наличность, поступившая через банкомат от продажи товаров».

За III квартал 2016 года выручка от продажи за наличный расчет по данным книги продаж общества составляет 68 095 234 рубля, а по данным проверки — 69 096 462 рубля; указанная выручка определена инспекцией исходя из проверки кассовых документов и анализа карточки счета 50 «Касса».

За I квартал 2017 года выручка от продажи за наличный расчет по данным книги продаж общества составляет 43 295 444 рублей, а по данным проверки — 46 452 тыс. рублей; указанная выручка определена инспекцией исходя из поступлений денежных средств на расчетный счет налогоплательщика с назначением платежа «инкассированная денежная наличность и денежная наличность, поступившая через банкомат от продажи товаров».

За III квартал 2017 года продажа за наличный расчет по данным общества составляет 51 019 175 рублей, а по данным проверки — 51 706 845 рублей; указанная выручка определена инспекцией исходя из проверки кассовых документов и анализа карточки счета 50 «Касса».

Суды отметили, что при расчете суммы выручки инспекция не учла утвержденную на 2016 — 2017 годы приказами общества от 01.01.2016 и от 01.01.2017 учетную политику — по методу начисления: в целях исчисления и уплаты НДС и налога на прибыль датой реализации товаров (работ, услуг) признается день отгрузки товаров (работ, услуг) и передачи покупателю расчетных документов, а также то, что общество получало наличные средства не только от розничной, но и от оптовой торговли. 

При этом, инспекция не проанализировала оборотно-сальдовые ведомости, в том числе по счету 62 в совокупности с бухгалтерскими документами общества. Кроме того, инспекция не учла, что выписка банка, отражающая поступление средств на расчетный счет общества (касса), не является основанием для начисления НДС.

Правильно применив положения 167, 169 Налогового кодекса Российской Федерации и постановления Правительства Российской Федерации от 26.12.2011 № 1137 «О формах и правилах заполнения (ведения) документов, применяемых при расчетах по налогу на добавленную стоимость», суды сделали обоснованный вывод о том, что книга продаж предназначена для регистрации счетов-фактур и не отражает выручку, в связи с чем неправомерно определение размера наличной торговой выручки по книге продаж.

Суды установили, что в целях исчисления и уплаты налога на прибыль и НДС общество учло выручку от продажи товаров за 2016 год в размере 327 020 832 рублей, за 2017 год — 270 136 928 рублей (в том числе НДС за 2016 — 2017 годы), что подтверждено представленными в дело материалами, в том числе оборотно-сальдовыми ведомостями по счету 62. Указанная выручка отражена в учете общества и в налоговых декларациях по налогу на прибыль и НДС за 2016 — 2017 годы в полном объеме.

Суды указали, что за I квартал 2016 года поступление в кассу общества составляет 62 865 501 рубль 63 копейки (что подтверждено оборотно-сальдовой ведомостью по счетам 50, 50.01), в том числе: торговая выручка — 49 371 899 рублей; безвозмездная финансовая помощь от учредителя — 10 млн рублей; наличная оплата в кассу от оптовых покупателей — 3 493 602 рубля (что подтверждено актами сверок, выпиской из книги продаж).

Согласно книге продаж реализация составила 67 976 744 рубля, НДС исчислен в размере 12 235 814 рублей и эти данные отражены в декларации по НДС за I квартал 2016 года; с учетом общей суммы вычета — 11 557 976 рублей, налог к уплате составил 677 838 рублей.

Суды мотивированно поддержали довод общества о том, что денежные средства в размере 10 млн рублей ошибочно включены бухгалтером общества в выручку, поскольку представляют собой финансовую помощь учредителя. При этом суды исходили из того, что факт предоставления финансовой помощи подтвержден договором от 02.02.2016, приходными кассовыми ордерами от 04.02.2016, от 16.02.2016, от 22.02.2016, от 26.02.2016, от 04.03.2016, от 09.03.2016, от 14.03.2016, от 20.03.2016, от 18.03.2016, от 24.03.2016, от 29.03.2016.

Суды критически оценили доводы инспекции о непредставлении данных документов в ходе проверки, отметив, что указанные документы были изъяты у общества, что подтверждено протоколом от 17.05.2018, а также перепиской общества с Прокуратурой Кабардино-Балкарской Республики по поводу жалобы общества о невозврате изъятой документации Следственным управлением по Кабардино-Балкарской Республике. Кроме того, в ходе проверки инспекция не установила и не представила доказательства реализации обществом товаров в большем объеме, чем приобрело, материалы дела не содержат доказательства, опровергающие данные фактические обстоятельства.

Суды установили, что инспекция ошибочно включила в выручку за I квартал 2016 года 500 тыс. рублей, внесенных 29.01.2016 в кассу общества по договору займа от 09.04.2015, заключенного между обществом и учредителем Ныровым М.Х., а также 1 161 тыс. рублей инкассированных 31.12.2015, но оприходованных банком 02.01.2016.

При таких обстоятельствах суды сделали правомерный вывод о необоснованном начислении обществу НДС и налога на прибыль за I квартал 2016 года.

Суды указали, что за III квартал 2016 года по данным книги продаж общества выручка от продаж за наличный расчет составила 68 095 234 рублей, а по данным проверки — 69 096 462 рубля; данная выручка определена инспекцией исходя из проверки кассовых документов и анализа карточки счета 50 «Касса».

Вместе с тем, суды установили, что указанная сумма действительно поступила в кассу, при этом, по договору займа в кассу поступило 2 млн рублей, из которых сумма 1 млн рублей ошибочно оприходована как выручка, однако при сдаче в банк оформлена правильно, и 2 млн рублей внесены как заем, что подтверждено договором беспроцентного займа от 29.07.2016, заключенным между обществом и Ныровым М.Х., а также выпиской операций по лицевому счету общества за 29.07.2016, где в назначении платежа в размере 2 млн рублей указано: «поступление займов и в погашение кредитов 2 000 000. 00 по договору от 29.07.2016» (т. 3 л.д. 47).

Оценив во взаимосвязи и совокупности указанные доказательства, представленные в материалы дела, и материалы налоговой проверки, суды сделали обоснованный вывод о том, что начисление НДС и налога на прибыль по данному эпизоду произведено неправомерно.

Суды установили, что за I квартал 2017 года выручка от продажи за наличный расчет по данным книги продаж общества составляет 43 295 444 рублей, а по данным проверки — 46 452 000 рублей; указанная выручка определена инспекцией исходя из поступлений денежных средств на расчетный счет общества с назначением платежа «инкассированная денежная наличность и денежная наличность, поступившая через банкомат от продажи товаров».


Вместе с тем, суды указали, что 1 292 618 рублей, поступившие в I квартале 2017 года, не могут быть объектом налогообложения в IV квартале 2016 года, поскольку отгрузка на 1 292 618 рублей 93 копейки произведена обществом в IV квартале 2016 года, с которых на дату отгрузки произведены платежи, в том числе НДС, что подтверждено книгой продаж, оборотно-сальдовой ведомостью за I квартал 2017, актами сверки расчетов по учету за наличный расчет за IV квартал 2016 года и I квартал 2017 года. В этой связи на указанную сумму не могут быть повторно начислены НДС и налог на прибыль.

Кроме того, суды установили, что инспекция ошибочно включила в выручку за I квартал 2017 года 730 тыс. рублей, которые инкассированы обществом 31.12.2016, но оприходованы банком 02.01.2017, что подтверждено выпиской операций по лицевому счету общества в ПАО «Сбербанк» за 02.01.2017, где в назначении платежа указано «инкассированная наличность, препроводительная ведомость № 9500 от 31.12.2016 на сумму 730 000 рублей».

При таких обстоятельствах суды сделали правомерный вывод о необоснованном доначислении инспекцией налогов за I квартал 2017 года.

В кассационной жалобе инспекция также признает, что при проведении выездной налоговой проверки в налогооблагаемую базу за I квартал 2016 года ошибочно включена сумма 1 161 тыс. рублей, инкассированная банком 31.12.2015, но оприходованная им 02.01.2016; в выручку за I квартал 2017 года ошибочно включена сумма 730 тыс. рублей, инкассированная банком 31.12.2016, но оприходованная им 02.01.2017.

Суды указали, что за III квартал 2017 года выручка от продажи за наличный расчет по данным общества составляет 51 019 175 рублей, а по данным проверки — 51 706 845 рублей; указанная выручка определена инспекцией исходя из проверки кассовых документов и анализа карточки счета 50 «Касса».

Суды установили, что в III квартале 2017 года реализация составила 51 019 175 рублей, а в кассу за этот же период поступило 51 706 845 рублей. Данная разница обусловлена наличием задолженности контрагентов по оплате отгрузке, что подтверждено оборотно-сальдовой ведомостью по счету 62, книгой продаж, актом взаимных расчетов за III квартал 2017 года и не учтено инспекцией в ходе осуществления проверки.

Инспекция также ошибочно включила в выручку за III квартал 2017 года 300 тыс. рублей, которые инкассированы обществом 30.06.2017, но оприходованы банком 01.07.2017, что подтверждено выпиской операций по лицевому счету общества в ПАО «Сбербанк» за 01.07.2017, где в назначении платежа указано «инкассированная наличность, препроводительная ведомость № 50970 от 30.06.2017 на сумму 300 000 рублей» (т. 3 л.д. 83).

Таким образом, начисление налогов за III квартал 2017 года также произведено неправомерно.

При таких обстоятельствах суды мотивированно исходили из того, что инспекция неправильно определила налоговую базу по НДС и налогу на прибыль, установили по эпизоду начисления НДС, налога на прибыль, соответствующих сумм пеней и штрафа все фактические обстоятельства по делу и на основании совокупной оценки представленных в материалы дела доказательств, доводов участвующих в деле лиц, правильного применения к установленным по делу обстоятельствам статей 23, 44, 45, 143, 146, 153, 167, 271 Налогового кодекса Российской Федерации сделали вывод о недоказанности инспекцией оснований начисления НДС и налога на прибыль, и удовлетворили требования общества в оспариваемой части.

По эпизоду начисления страховых взносов суды установили, что по данным общества за 2017 год (отчетность по форме РСВ) база для начисления страховых взносов составила 2 053 765 рублей, соответственно сумма страховых взносов — 616 129 рублей.

Вместе с тем, по результатам проведенных дополнительных мероприятий база для начисления страховых взносов определена в размере 2 489 809 рублей, страховые взносы — 746 942 рублей; данное отклонение за 2017 год выявлено в результате сопоставления документов, представленных плательщиком, данных из налоговой декларации по форме 6-НДФЛ, а также показаний работников организации, полученных в рамках статьи 90 Налогового кодекса Российской Федерации.

Суды признали доказанным факт получения работниками общества Шукаевым А.А. и Павленко Н.М. неофициальной заработной платы, при выплате которой налоговым агентом не произведены удержание и перечисление НДФЛ в бюджетную систему Российской Федерации.

Суды указали, что согласно расчету инспекции общество неправомерно уменьшило базу для начисления страховых взносов путем неполного отражения заработной платы сотрудников в размере 436 044 рублей (2 489 809 рублей — 2 053 765 рублей (без учета сумм, не подлежащих обложению)). По мнению инспекции, неполная уплата страховых взносов составила всего 130 813 рублей.

Вместе с тем, суды установили, что инспекция допустила ошибку при расчете налогооблагаемой базы. Так, при расчете дохода Шукаева А.А. инспекция не учла суммы НДФЛ, исчисленные обществом с дохода 111 тыс. рублей, и в расчете приняла 300 тыс. рублей (25 000х12).

Таким образом, установив, что дополнительный доход, подлежащий налогообложению с дохода Павленко Н.М. составил 135 тыс. рублей, с дохода Шукаева А.А. — 189 тыс. рублей, соответственно, правильным является начисление на 324 тыс. рублей, а разница в налогооблагаемой базе для начисления страховых взносов составляет 112 044 рубля (436 044 — 324 000), суды сделали верный вывод о том, что начисление на 112 044 рубля страховых платежей произведено неправомерно, и признали недействительным оспариваемое решение инспекции в указанной части.

Довод инспекции о не рассмотрении судом вопроса о действительности и достоверности документов, представленных обществом суду был предметом рассмотрения в суде апелляционной инстанции и получил надлежащую правовую оценку.

При рассмотрении дела в суде первой инстанции инспекция не заявляла о фальсификации представленных обществом доказательств, а также ходатайство о проведении судебной экспертизы. Доводы инспекции относительно недостоверности доказательств формальны и не обоснованы.

При проверке доводов инспекции по данному эпизоду суды исходили из непредставления инспекцией доказательств того, что сведения, содержащиеся в представленных обществом документах, неполны, недостоверны, а налоги, исчисленные обществом, не соответствуют его реальной налоговой обязанности.
Доводы кассационной жалобы направлены на переоценку доказательств, которые суды оценили с соблюдением норм главы 7 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, и в силу статей 286, 287 Кодекса подлежат отклонению.

Нормы права при рассмотрении дела применены правильно, нарушения процессуальных норм, влекущие отмену судебных актов (часть 4 статьи 288 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации), не установлены.

Основания для удовлетворения кассационной жалобы инспекции отсутствуют.

Определением Арбитражного суда Северо-Кавказского округа от 19.07.2021 по данному делу исполнение решения Арбитражного суда Кабардино-Балкарской Республики от 21.02.2021 и постановления Шестнадцатого арбитражного апелляционного суда от 17.05.2021 приостанавливалось до рассмотрения кассационной жалобы. С учетом указания в определении срока действия приостановления и рассмотрения кассационной жалобы, суд округа считает подлежащим отмене приостановление исполнения судебных актов.

Руководствуясь статьями 274, 283, 286 — 289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Арбитражный суд Северо-Кавказского округа

постановил:

решение Арбитражного суда Кабардино-Балкарской Республики от 21.02.2021 и постановление Шестнадцатого арбитражного апелляционного суда от 17.05.2021 по делу № А20-584/2020 оставить без изменения, кассационную жалобу — без удовлетворения.

Отменить приостановление исполнения решения Арбитражного суда Кабардино-Балкарской Республики от 21.02.2021 и постановления Шестнадцатого арбитражного апелляционного суда от 17.05.2021 по делу № А20-584/2020, принятое определением Арбитражного суда Северо-Кавказского округа от 19.07.2021.
Постановление вступает в законную силу со дня его принятия.


Председательствующий Т.Н.Драбо


Судьи Л.Н.Воловик М.В.Посаженников
Комментарий эксперта

О неправомерности доначислений, основанных на выводе о занижении фирмой выручки

Инспекторы доначислили компании НДС и налог на прибыль с пенями и штрафами, придя к умозаключению, что фирма ненадлежаще учитывала наличную торговую выручку. Но АС Северо-Кавказского округа в Постановлении от 16.08.2021 № Ф08-8098/2021 поддержал организацию, отметив, что в решении ИФНС отражены лишь общие выводы, и при этом оно не содержит конкретных фактов и ссылок на доказательства прегрешений.

Что решили первые инстанции...

А.В. Веселов, аудитор, к.э.н.

Комментарии к документам доступны только платным подписчикам

Оформите подписку сейчас, и вы получите полный доступ к электронной версии журнала.

Если у Вас есть действующая подписка, пожалуйста, войдите на сайт, используя свой логин и пароль

Увеличить шрифт

A+

       
© 2000—
Информационно-аналитическое электронное издание «Нормативные акты для бухгалтера»
Использование материалов возможно только с письменного разрешения редакции сайта