Поддержка:
+7 (495) 737-44-10

Постановление Арбитражного суда Центрального округа
№Ф10-716/21 от 07.04.2021

Об учете затрат на товары, оплаченные по поручениям контрагентов третьим лицам

Резолютивная часть постановления объявлена 31 марта 2021 года.

Постановление изготовлено в полном объеме 07 апреля 2021 года.

Арбитражный суд Центрального округа в составе:

председательствующего Смотровой Н.Н.,

судей Бутченко Ю.В., Радюгиной Е.А.,

при ведении протокола судебного заседания помощником судьи Погонышевым М.Н.,

при участи в судебном заседании:

от заявителя - представителя Бураковой О.А. по доверенности от 15.04.2020; генерального директора Бондаря Т.В. (выписка из ЕГРЮЛ от 31.03.21);

от заинтересованного лица - представителя Калинина И.С. по доверенности от 28.01.21 № 5;

рассмотрев в открытом судебном заседании с использованием систем видеоконференц-связи при содействии Арбитражного суда Смоленской области кассационную жалобу Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы № 1 по Смоленской области на решение Арбитражного суда Смоленской области от 04.09.2020 и постановление Двадцатого арбитражного апелляционного суда от 24.11.2020 по делу № А62-3049/2020,

УСТАНОВИЛ:

общество с ограниченной ответственностью "Железобетонный мир" (далее - общество) обратилось в Арбитражный суд Смоленской области с заявлением к Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы № 1 по Смоленской области (далее - инспекция) о признании недействительным решения от 01.11.19 № 11 в части доначисления единого налога, уплачиваемого в связи с применением упрощенной системы налогообложения (далее - УСН), в размере 1 964 384 руб., пени в размере 631 115, 46 руб. и привлечения к налоговой ответственности в соответствии с п. 1 ст. 122 НК РФ в виде штрафа в размере 196 438, 4 руб.

Решением суда первой инстанции от 04.09.20, оставленным без изменения постановлением Двадцатого арбитражного апелляционного суда от 24.11.20, заявленные требования удовлетворены.

Не согласившись с принятыми судебными актами, инспекция обратилась в Арбитражный суд Центрального округа с кассационной жалобой, в которой просит их отменить в связи с нарушением и неправильным применением судами при их принятии норм материального и процессуального права, неполным выяснением судами обстоятельств дела и несоответствием выводов судов фактическим обстоятельствам дела, и направить дело на новое рассмотрение.

В отзыве на кассационную жалобу общество возражает против ее удовлетворения ввиду законности обжалуемых судебных актов.

Кассационная жалоба рассматривается Арбитражным судом Центрального округа в установленном гл. 35 АПК РФ порядке.

Представитель инспекции в судебном заседании настаивал на отмене обжалуемых судебных актов, поддержав приведенные в кассационной жалобе доводы

Представители общества возражали против отмены обжалуемых судебных актов, поддержав приведенные в отзыве на кассационную жалобу доводы.

Проверив в порядке ст. 286 АПК РФ правильность применения судами первой и апелляционной инстанций норм материального и процессуального права, а также соответствие выводов, содержащихся в обжалуемых судебных актах, установленным по делу фактическим обстоятельствам и имеющимся в деле доказательствам, обсудив доводы кассационной жалобы и отзыва на нее, выслушав представителей инспекции и общества, суд кассационной инстанции не нашел оснований для отмены обжалуемых судебных актов исходя из следующего.

Как установлено судами и следует из материалов дела, инспекцией проведена выездная налоговая проверка общества по вопросам правильности исчисления и своевременности уплаты (удержания, перечисления) налогов и сборов, результаты которой оформлены актом выездной налоговой проверки от 29.05.19 № 6, и по результатам которой принято решение от 01.11.19 № 11.

Согласно результатам налоговой проверки, общество в проверяемом периоде применяло УСН в соответствии со ст. 346.12 НК РФ с объектом налогообложения в виде "доходы" минус "расходы" и налоговых декларациях по единому налогу по УСН общество отразило следующие показатели: за 2015 год - доходы в размере 40 210 350 руб., расходы - 31 198 292 руб., налоговая база - 9 012 058 руб., сумма налога к уплате - 450 603 руб.; за 2016 год - доходы в размере 43 480 826 руб., расходы - 31 858 806 руб., налоговая база - 11 622 020 руб., сумма налога к уплате - 581 101 руб.; за 2017 год - доходы в размере 24 363 543 руб., расходы - 14 364 400 руб., налоговая база - 9 999 143 руб., сумма налога к уплате - 499 957 руб.

Общество оказывало транспортные услуги: ООО "Смоленский завод ЖБИ-2", которое, в свою очередь, осуществляло реализацию в адрес общества транспортных средств, цемента, спецодежды, металлоконструкций, а также оказывало услуги по изготовлению железобетонных изделий из давальческого сырья;

ООО "Смолжбикомплект", которое, в свою очередь, реализовывало в адрес общества бетон; ООО "Ропат", которое, в свою очередь, реализовывало обществу транспортные средства; ООО "Смолтэкс".

Расчеты между организациями осуществлялись через расчетный счет. Денежные средства, поступившие на расчетный счет общества, отражены в составе доходов при исчислении единого налога по УСН в полном объеме. Кроме того, в проверяемом периоде произведены зачеты по взаимным требованиям.

Инспекцией в ходе дополнительных мероприятий налогового контроля в налоговые органы по месту постановки на налоговый учет контрагентов общества (ООО "Смоленский завод ЖБИ-2", ООО "Ропат", ООО "Смолтэкс") направлены поручения с целью получения информации, а также документов (журналов-ордеров по счетам бухгалтерского учета 60, 62, 76, расшифровок дебиторской и кредиторской задолженности по состоянию на первое число каждого месяца), подтверждающих финансово-хозяйственные взаимоотношения и заключение актов взаимозачетов между обществом и указанными контрагентами.

Полученные от контрагентов данные, содержащиеся в запрашиваемых документах, совпадают с данными, содержащимися в журналах-ордерах, оборотно-сальдовых ведомостях по счетам 60, 62, 76, представленных обществом в ходе выездной налоговой проверки.

При проверке представленных обществом и полученных от его контрагентов документов инспекцией установлено, что произведенные между ними в проверяемом периоде зачеты взаимных требований не отражены обществом в составе доходов, учитываемых при исчислении единого налога по УСН, что подтверждается книгой учета доходов и расходов организаций и индивидуальных предпринимателей, применяющих УСН, в том числе по: ООО "Смоленский завод ЖБИ-2" на сумму 24 435 552, 13 руб., ООО "Смолжбикомплект" - 2 816 915, 22 руб., ООО "Смолтэкс" - 39 955 руб. и ООО "Ропат" - 1 217 141, 25 руб.

Данные обстоятельства послужили основанием для вывода инспекции о том, что общество в нарушение п. 1 ст. 346.17 НК РФ занизило доходы от реализации товаров (работ, услуг), учитываемые в целях исчисления единого налога по УСН, на сумму зачета взаимных требований, произведенных между организациями, в размере 28 509 563, 6 руб.

В связи с этим инспекцией допрошены руководитель общества Бондарь Т.В. (протокол допроса от 13.02.19 № 2999) и бухгалтер общества Артюхова М.Ю. (протокол допроса от 13.02.2019 № 2998), которые пояснили, что взаимозачеты производились путем переноса задолженности с кредитора на нового кредитора. Дохода с данных зачетов не образуется, осуществляется только перенос задолженности.

Согласно ответам контрагентов общества информация по заключенным договорам уступки права требования (цессии) у них отсутствует, соглашения об уступке права требования (цессии), уведомления о переходе прав кредитора к другому лицу обществом в их адрес не предоставлялись.

В адрес общества инспекцией направлено требование от 19.02.19 № 187 о предоставлении договоров уступки права требования (цессии), заключенных с ООО "Ропат", ООО "Смолжбикомплект" и ООО "Смоленский завод ЖБИ-2", а также соглашений и уведомлений о переходе прав кредитора к другому лицу, в ответ на которое обществом представлено письмо от 26.02.19 № 004023, согласно которому оформление данных документов не производилось в связи с тем, что исполнение обязательств по уплате третьим лицом в данном случае не является уступкой прав требования (цессии).

Таким образом, общество использовало в качестве расчетов зачеты по взаимным требованиям со спорными контрагентами.

В проверяемом периоде у общества имелись встречные обязательства перед вышеуказанными контрагентами. Между организациями подписаны акты взаимозачетов на сумму 28 509 563 руб., в том числе: за 2015 год на сумму 18 762 786, 21 руб.; за 2016 год - 5 414 885, 52 руб. и за 2017 год - 4 331 891, 87 руб.

Между тем, поскольку в актах произведенных взаимозачетов, письмах контрагентов о проведении взаимозачетов и платежных поручениях, представленных в ходе выездной налоговой проверки, не отражено по каким конкретно договорам произведен зачет, инспекцией при расчете суммы, подлежащей отражению в составе расходов, учитываемых при исчислении единого налога по УСН, учтены произведенные взаимозачеты в общей сумме 28 509 563 руб. на дату подписания актов зачета взаимных требований по всем произведенным взаимозачетам с данными контрагентами.

Таким образом, по мнению инспекции, обстоятельства осуществления уступки права требования (цессии) путем переноса задолженности с кредитора на нового кредитора, как пояснили руководитель и бухгалтер общества, не нашел своего подтверждения.

Поскольку инспекцией в ходе проверки представленных обществом книг учета доходов и расходов по УСН, выписок о движении денежных средств по расчетному счету и документов, представленных контрагентами общества, установлено, что общество включало в состав расходов суммы, оплаченные по расчетному счету за товар, оказанные услуги в адрес организаций на основании писем с направлением платежа "за ООО "Смоленский завод ЖБИ-2" и "за ООО "Смолжбикомплект", которые фактически не являются расходами, произведенными обществом в результате финансово-хозяйственной деятельности в размере 29 063 861, 69 руб. (за ООО "Смоленский завод ЖБИ-2" в сумме 28 249 262, 36 руб. и за ООО "Смолжбикомплект" в сумме 814 599, 33 руб.), то, инспекция пришла к выводу о том, что заявленные обществом в налоговых декларациях по единому налогу по УСН за 2015 - 2017 годы расходы, уменьшающие величину доходов, завышены на 29 063 861, 69 руб.

Также, как установлено судами и следует из материалов дела, общество в 2015 году приобрело транспортные средства у ООО "Смоленский завод ЖБИ-2" и ООО "Ропат" на сумму 10 442 929,22 руб.

Сумма в размере 10 222 743, 43 руб. включена обществом в состав расходов, что подтверждается книгой учета доходов и расходов организации (со списанием стоимости транспортных средств равными долями 30 июня, 30 сентября и 31 декабря).

Указывая на то, что общество уплату за приобретенные транспортные средства по расчетному счету, а также наличными денежными средствами не производило, инспекция также пришла к выводу о том, что общество завысило сумму расходов за 2015 год в сумме 10 222 743, 43 руб.

Решением управления Федеральной налоговой службы по Смоленской области от 07.02.20 № 14 апелляционная жалоба общества на решение инспекции в обжалуемой части оставлена без удовлетворения.

Не согласившись с решением инспекции в части доначисления единого налога, уплачиваемого в связи с применением УСН, в размере 1 964 384 руб., пени в размере 631 115, 46 руб. и привлечения к налоговой ответственности в соответствии с п. 1 ст. 122 НК РФ в виде штрафа в размере 196 438, 4 руб., общество обратилось в арбитражный суд с рассматриваемым заявлением.

Суды, исследовав и оценив представленные в материалы дела доказательства в порядке ст. 71 АПК РФ, пришли к выводу о наличии оснований для признания оспариваемого решение инспекции недействительным в обжалованной обществом части доначисления единого налога, уплачиваемого в связи с применением УСН, в размере 1 964 384 руб., пени в размере 631 115, 46 руб. и привлечения к налоговой ответственности в соответствии с п. 1 ст. 122 НК РФ в виде штрафа в размере 196 438, 4 руб.

Суд кассационной инстанции, с учетом предоставленных ему ч. 1 ст. 286 АПК РФ полномочий, не находит оснований для признания принятых судами первой и апелляционной инстанций судебных актов незаконными и необоснованными.

В обоснование вывода о незаконности оспариваемого решения инспекции суды правомерно сослались на следующее.

Согласно п. 1 ст. 346.15 НК РФ налогоплательщики, применяющие УСН, при определении налоговой базы учитывают доходы от реализации, определяемые в соответствии со статьей 249 НК РФ, и внереализационные доходы, определяемые в соответствии со статьей 250 НК РФ.

В силу подп. 1 и 2 ст. 249 НК РФ доходом от реализации признается выручка от реализации товаров (работ, услуг) как собственного производства, так и ранее приобретенных, от реализации имущественных прав.

Выручка от реализации определяется исходя из всех поступлений, связанных с расчетами за реализованные товары (работы, услуги) или имущественные права, выраженные в денежной и (или) натуральной формах.

Согласно п. 1 ст. 252 НК РФ определено, что расходами признаются обоснованные и документально подтвержденные затраты, осуществленные (понесенные) налогоплательщиком.

Под обоснованными расходами понимаются экономически оправданные затраты, оценка которых выражена в денежной форме.

Под документально подтвержденными расходами понимаются затраты, подтвержденные документами, оформленными в соответствии с законодательством Российской Федерации. Расходами признаются любые затраты при условии, что они произведены для осуществления деятельности, направленной на получение дохода.

Из подп. 1 п. 1 ст. 346.16 НК РФ следует, что при определении объекта налогообложения налогоплательщик уменьшает полученные доходы на расходы на приобретение, сооружение и изготовление основных средств, а также на достройку, дооборудование, реконструкцию, модернизацию и техническое перевооружение основных средств (с учетом положений п.п. 3 и 4 ст. 346.16 НК РФ).

Согласно п. 1 ст. 346.17 НК РФ датой получения доходов признается день поступления денежных средств на счета в банках и (или) кассу, получения иного имущества (работ, услуг) и (или) имущественных прав, а также погашение задолженности (оплаты) налогоплательщику иным способом.

В соответствии с подп. 1 п. 2 ст. 346.17 НК РФ расходами налогоплательщиков признаются затраты после их фактической оплаты. В целях главы 26.2 НК РФ оплатой товара (работ, услуг и (или) имущественных прав) признается прекращение встречного обязательства налогоплательщиком приобретателем указанных товаров (работ, услуг) и имущественных прав перед продавцом, которое непосредственно связано с поставкой этих товаров (выполнением работ, оказанием услуг, передачей имущественных прав).

При этом расходы учитываются в составе расходов с учетом следующих особенностей - материальные расходы, а также расходы на оплату труда учитываются в составе расходов в момент погашения задолженности путем списания денежных средств с расчетного счета налогоплательщика, выплаты из кассы, а при ином способе погашения задолженности - в момент такого погашения.

Как установлено судами, обстоятельства оказания обществом транспортных услуг ООО "Смоленский завод ЖБИ-2", которое, в свою очередь, осуществляло реализацию в адрес общества транспортных средств, цемента, спецодежды, металлоконструкций, а также оказывало услуги по изготовлению железобетонных изделий из давальческого сырья, подтверждаются материалами дела, в частности: договором поставки от 01.01.13 № 101/П/2013, договорами оказания услуг по изготовлению товара от 01.03.13 № 2/У/2013, от 01.03.13 № 2/У/2013, договором на оказание автотранспортных услуг от 01.03.15 № 0002/2015, договорами купли-продажи транспортных средств - и сторонами не оспариваются. Исполнение указанных договоров также подтверждается товарными накладными, накладными на отпуск материалов на сторону и универсальными передаточными документами за период 2015 - 2017 годы.

Обстоятельства оказания обществом транспортных услуг ООО "Смолжбикомплект", которое, в свою очередь, осуществляло реализацию в адрес общества бетона и песчано-гравийной смеси, подтверждаются договорами на оказание транспортных услуг от 20.03.15 № 0004/У и от 10.01.17 № 3/У, договором поставки от 10.06.14 № 3691/П/2014, договорами аренды транспортного средства от 09.06.15 № 556/2015, от 01.01.16 № 556/2016, от 15.09.15 № 557/2015, от 01.01.16 № 557/2016. Исполнение указанных договоров также подтверждается универсальными передаточными документами, актами за июль - декабрь 2015 года и январь - июнь 2016 года.

Расчеты между обществом и ООО "Смоленский завод ЖБИ-2", обществом и ООО "Смолжбикомплект" осуществлялись посредством безналичного перевода денежных средств с расчетных счетов, посредством зачета взаимных требований путем подписания акта сверки взаимозачетов, а также посредством оплаты на счета третьих лиц.

Вместе с тем, поскольку ООО "Смоленский завод ЖБИ-2" и ООО "Смолжбикомплект" имели неисполненные обязательства по оплате товаров и услуг перед своими контрагентами, они на основании письменных поручений (писем) просили общество производить оплату, причитающуюся ему в рамках исполнения вышеуказанных договоров, напрямую их контрагентам. Таким способом погашалось обязательство общества по оплате товаров и услуг в адрес ООО "Смоленский завод ЖБИ-2" и ООО "Смолжбикомплект".

Основываясь на совокупности приведенных нормативных положений и обстоятельств дела, оценив представленные в материалах дела доказательства по правилам ст. ст. 65, 71 АПК РФ в их совокупности и взаимосвязи, руководствуясь положениями ст. ст. 313, 407, 408 ГК РФ, суды пришли к верному выводу об ошибочности вывода инспекции об обязательном наличии договора уступки права требования (цессии), поскольку уступка права требования по смыслу ст. ст. 382 и 388 ГК РФ - это перемена лиц в обязательстве, в то время как оплата третьему лицу не является переменой лиц в обязательстве.

В обоснование приведенного довода суды также правомерно сослались на правовую позицию, сформулированную в постановлении Конституционного суда Российской Федерации от 23.12.09 № 20-П, согласно которой возложение исполнения обязательства на третье лицо может опираться на различные юридические факты, лежащие в основе взаимоотношений между самостоятельными субъектами гражданского оборота и подлежащие оценке исходя из предусмотренных гражданским законодательством оснований возникновения прав и обязанностей (п. 1 ст. 8 ГК РФ). Большинство обязательств, возникающих из поименованных в ГК РФ договоров и иных юридических фактов, могут быть исполнены третьим лицом, которое действует как самостоятельный субъект, от собственного имени.

Следовательно, достаточным подтверждением воли кредитора на переадресацию исполнения является его письмо с указанием платить третьему лицу. Предъявления каких-либо дополнительных документов не требуется, так как отношения между кредитором и третьим лицом (например, задолженность кредитора перед третьим лицом) не имеют для должника значения.

Между тем, предложение кредитора произвести оплату по договору третьему лицу нельзя рассматривать как предложение об изменении договора, а осуществление оплаты третьему лицу - как согласие должника с таким изменением.

Поэтому в случае исполнения третьему лицу договорные отношения сохраняются исключительно между должником и кредитором. Третье лицо, в пользу которого осуществляется платеж, не приобретает прав и обязанностей по договору (в том числе права требовать оплаты). Оно осуществляет лишь принятие исполнения, которое прекращает обязательство должника (постановление Президиума ВАС РФ от 26.05.09 № 730/09).

Также суды правомерно учитывали п. 12 информационного письма Президиума ВАС РФ от 29.12.01 № 65 "Обзор практики разрешения споров, связанных с прекращением обязательств зачетом встречных однородных требований", согласно которому возложение исполнения обязательства на третье лицо не представляет собой перемену лица в обязательстве, поскольку не является переводом долга (ст. 391 ГК РФ). У третьего лица, на которое возложено исполнение, не возникает обязательства перед кредитором. Лицом, обязанным перед кредитором, остается должник.

Ввиду того, что оплата третьим лицам на основании писем контрагентов с назначением платежа "за ООО Смоленский завод ЖБИ-2" и "за ООО "Смолжбикомплект" в общей сумме 29 063 861, 69 руб. является способом оплаты за товары и услуги, то есть способом исполнения обязательства перед контрагентами, суды пришли к верному выводу о том, что данная сумма правомерно учтена обществом в составе расходов при исчислении налога по УСН.

Как установлено судами и следует из материалов дела общество также оказывало транспортные услуги ООО "Ропат", которое, в свою очередь, осуществляло реализацию в адрес общества транспортных средств.

Оплата ООО "Ропат" за приобретенные транспортные средства осуществлялась посредством платежей третьим лицам (контрагентам ООО "Ропат") на основании писем ООО "Ропат", содержащих соответствующую просьбу.

Также из материалов дела следует, что между обществом и ООО "Ропат" подписаны акты зачета взаимных требований, которые также являются подтверждением оплаты транспортных средств.

Основываясь на приведенных обстоятельствах, руководствуясь положениями ст. 407, 410 ГК РФ суды пришли к верному выводу о правомерности включения обществом в состав расходов при исчислении налога по УСН затрат на приобретение транспортных средств в общей сумме 10 222 743, 43 руб.

Поскольку общество правомерно учло в составе расходов при исчислении налога по УСН расходы в общей сумме 39 286 605,12 руб., в том числе суммы, оплаченные на основании писем контрагентов, в размере 29 063 861, 69 руб., и затраты на приобретение транспортных средств в размере - 10 222 743,43 руб., суды правомерно удовлетворили заявление общества.

Также суд апелляционной инстанции, руководствуясь п. 2 ст. 138 НК РФ, п. 67 постановления Пленума ВАС РФ от 30.07.13 № 57 "О некоторых вопросах, возникающих при применении арбитражными судами части первой НК РФ", правомерно отклонил поддержанный в кассационной жалобе довод инспекции о том, что суд первой инстанции не дал правую оценку выводам инспекции относительно занижения обществом доходов от реализации товаров на сумму зачета взаимных требований, произведенных между обществом и его контрагентами, в размере 28 509 563,6 руб.

В обоснование апелляционный суд обоснованно сослался на то, что суд первой инстанции проверял законность оспариваемого решения инспекции только в обжалованной обществом части вывода инспекции о завышении обществом расходов 39 286 605,12 руб.

Как установлено судами и следует из материалов дела, в таком же объеме общество обжаловало решение инспекции в апелляционном порядке в управлении: в мотивировочной части апелляционной жалобы общества в управление указывается на несогласие с выводами инспекции только в части завышения расходов на сумму 29 063 86, 69 руб. и завышения расходов на сумму 10 222 743,43 руб.

С учетом изложенного, поскольку предметом настоящего дела являются выводы инспекции о завышении обществом расходов в спорный период в виде затрат на товары и услуги, оплаченные по поручениям контрагентов третьим лицам, в размере 29 063 861, 69 руб., а также в виде затрат на приобретение транспортных средств в размере 10 222 743, 43 руб., суд первой инстанции правомерно рассмотрел только данные эпизоды.

Также, исходя из решения инспекции, база для доначисления налога в размере 1 964 384 руб., а также пени и штрафа с этой суммы была определена инспекцией путем вычитания из 39 286 605,12 руб. - суммы завышенных, по мнению, инспекции, расходов, 28 509 563,6 руб. - суммы заниженных, по мнению инспекции, доходов.

При этом суды при рассмотрении заявления общества пришли к выводу о неверности позиции инспекции о занижении обществом расходов на сумму 39 286 605,12 руб. и признали решение инспекции незаконным в части доначисления налога на сумму 1 964 384 руб.

С учетом изложенного, приводимые в кассационной жалобе инспекции доводы о неполном рассмотрении судами дела, неверном определении предмета исследования не находят подтверждения и не влияют на законность принятых судами решения и постановления.

Ссылка инспекции на то, что у общества числится дебиторская задолженность не только в спорный период (2015 - 2017 годы), но в последующие периоды, вплоть до последней отчетной даты (на 31.12.19), правомерно отклонены судами, поскольку данные факты не отражены в решении инспекции в оспариваемых частях.

В силу положений ст. 286 АПК РФ, кассационная жалоба рассматривается исходя из доводов, содержащихся в кассационной жалобе и возражений относительно жалобы. Между тем доводов, опровергающих выводы судов первой и апелляционной инстанции, кассационная жалоба не содержит. По существу доводы кассационной жалобы направлены на иную оценку доказательств и фактических обстоятельств дела, данных судами, что не относится к полномочиям суда кассационной инстанции в силу положений ст. ст. 286, 287 АПК РФ.

Нарушений норм процессуального права, являющихся, в силу ч. 4 ст. 288 АПК РФ, безусловным основанием для отмены принятых судебных актов, судом кассационной инстанции не установлено.

На основании изложенного, руководствуясь пунктом 1 части 1 статьи 287, статьей 289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, арбитражный суд

ПОСТАНОВИЛ:

решение Арбитражного суда Смоленской области от 04.09.2020 и постановление Двадцатого арбитражного апелляционного суда от 24.11.2020 по делу № А62-3049/2020 оставить без изменения, кассационную жалобу - без удовлетворения.

Постановление вступает в законную силу со дня его принятия и может быть обжаловано в течение двух месяцев в Судебную коллегию Верховного Суда Российской Федерации в порядке, установленном ст. 291.1 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.


Председательствующий Н.Н. Смотрова


Судьи Ю.В. Бутченко Е.А. Радюгина
Комментарий эксперта

Об учете затрат на товары, оплаченные по поручениям контрагентов третьим лицам

Арбитры сочли, что перечисление денег третьим лицам на основании писем контрагентов – не что иное, как оплата приобретенного. Это способ исполнения обязательства перед деловым партнером. Стало быть, организация правомерно отнесла эти суммы на «упрощенные» расходы (Постановление АС ЦО от 07.04.2021 № Ф10-716/2021).

В чем суть претензий ИФНС

Инспекция провела выездную ревизию компании, применя...

А.В. Веселов, аудитор, к.э.н.

Комментарии к документам доступны только платным подписчикам

Оформите подписку сейчас, и вы получите полный доступ к электронной версии журнала.

Если у Вас есть действующая подписка, пожалуйста, войдите на сайт, используя свой логин и пароль

Увеличить шрифт

A+

       
© 2000—
Информационно-аналитическое электронное издание «Нормативные акты для бухгалтера»
Использование материалов возможно только с письменного разрешения редакции сайта