Поддержка:
+7 (495) 737-44-10

Апелляционное определение
№33-8580 от 17.10.2019

Срочные трудовые договоры не заменяют бессрочный

Судебная коллегия по гражданским делам Саратовского областного суда в составе:

председательствующего Бартенева Ю.И.,

судей Гладченко А.Н., Негласона А.А.,

с участием прокурора Савиной С.В.,

при ведении протокола помощником судьи Дмитриевой К.В.

рассмотрела в открытом судебном заседании гражданское дело по исковому заявлению Д.А. ФИО13 к акционерному обществу "Саратовгаз" о восстановлении на работе, признании приказа об увольнении незаконным, признании трудового договора бессрочным, взыскании среднего заработка за время вынужденного прогула

по апелляционной жалобе акционерного общества "Саратовгаз" на решение Заводского районного суда города Саратова от 03 июля 2019 года, которым исковые требования удовлетворены частично.

Заслушав доклад судьи Бартенева Ю.И., объяснения представителей ответчика АО "Саратовгаз" - С.Г., Т., С.О., Г., поддержавших доводы жалобы, объяснения истца Д.А., его представителя Д.О., возражавших против доводов жалобы, заключение прокурора Савиной С.В., полагавшей решение подлежащим отмене, изучив доводы жалобы, поступивших возражений, исследовав материалы дела, судебная коллегия

установила:

Д.А. обратился в суд с иском к акционерному обществу "Саратовгаз" о восстановлении на работе, признании приказа об увольнении незаконным, признании трудового договора бессрочным, взыскании среднего заработка за время вынужденного прогула.

Требования мотивировал тем, что между ним и АО "Саратовгаз" заключен срочный трудовой договор № от 09 ноября 2018 года, согласно которому истец был принят на должность первого заместителя генерального директора АО "Саратовгаз". Указанную должность истец занимает на протяжении нескольких лет. Впервые трудовой договор между истцом и ответчиком был заключен 21 июня 2007 года сроком на три года, на основании которого Д.А. был принят на должность первого заместителя генерального директора ОАО "Саратовгаз". Следующий трудовой договор между истцом и ответчиком был заключен 22 июня 2010 года сроком на один год, на основании которого Д.А. был принят на должность первого заместителя генерального директора ОАО "Саратовгаз". 21 июня 2011 года с истцом заключен новый трудовой договор с теми же обязанностями по должности первого заместителя генерального директора ОАО "Саратовгаз", с датой начала работы 22 июня 2011 года, датой окончания работы - 19 июня 2014 года.

20 июня 2014 года с истцом заключен следующий трудовой договор сроком на три года, на основании которого Д.А. был принят на должность первого заместителя генерального директора ОАО "Саратовгаз", дата окончания работы - 19 июня 2017 года. Очередной трудовой договор между ОАО "Саратовгаз" и истцом на тех же условиях по должности первого заместителя генерального директора ОАО "Саратовгаз" заключен 20 июня 2017 года, дата окончания работы - 10 сентября 2018 года. Трудовой договор № заключен 10 сентября 2018 года, на основании которого Д.А. принят на должность первого заместителя генерального директора АО "Саратовгаз" с 11 сентября 2018 года, дата окончания работы - 09 ноября 2018 года. Договор № от 09 ноября 2018 года заключен на срок с 10 ноября 2018 года по 13 мая 2019 года, на основании которого Д.А. принят на должность первого заместителя генерального директора АО "Саратовгаз" с теми же должностными обязанностями, поскольку с должностной инструкцией истец ознакомлен еще в 2017 году, и она не изменялась, Д.А. с указанной инструкцией с 2017 года под роспись не был ознакомлен.

Таким образом, истец на протяжении многих лет выполнял одну и ту же работу, занимал одну и ту же должность по приказу № от 26 декабря 2013 года. Причина, обусловившая заключение срочного трудового договора, не обозначена. Трудовой договор № заключен 10 сентября 2018 года, договор № от 09 ноября 2018 года заключен на срок с 10 ноября 2018 года по 13 мая 2019 года.

Президентом РФ 03 октября 2018 года подписан закон об ответственности работодателей за необоснованное увольнение лиц предпенсионного возраста, который вступил в силу с 19 октября 2018 года, то есть до заключения договора № от 09 ноября 2018 года. Следовательно, работодатель не мог не знать об изменении законодательства, но предложил заключить Д.А. срочный трудовой договор, несмотря на постоянный характер выполняемой работы, многократность заключения трудового договора на короткие сроки, вышеназванные изменения законодательства в отношении лиц предпенсионного возраста. Д.А., имея несовершеннолетнего ребенка, не мог отказаться от заключения срочного трудового договора, понимая, что в противном случае перейдет в категорию безработных.

Полагая свои права нарушенными, Д.А. обратился в суд, который с учетом уточнения исковых требований просил признать приказ генерального директора АО "Саратовгаз" № 50/у от 13 мая 2019 года в части увольнения Д.А. незаконным; признать заключенный трудовой договор № от 09 ноября 2018 года с Д.А., первым заместителем генерального директора АО "Саратовгаз", бессрочным; восстановить Д.А. на работе в прежней должности первого заместителя генерального директора АО "Саратовгаз" с 14 мая 2019 года; взыскать с АО "Саратовгаз" в пользу Д.А. заработок за время вынужденного прогула за период с 14 мая 2019 года по 18 июня 2019 года в размере 225 316 рублей.

Решением Заводского районного суда города Саратова от 03 июля 2019 года постановлено:

- признать трудовой договор, заключенный между АО "Саратовгаз" и Д.А., бессрочным;

- признать незаконным приказ генерального директора АО "Саратовгаз" № от 13 мая 2019 года об увольнении Д.А. с должности первого заместителя директора АО "Саратовгаз" с 13 мая 2019 года;

- восстановить Д.А. на работе в должности первого заместителя генерального директора АО "Саратовгаз" с 13 мая 2019 года;

- взыскать с АО "Саратовгаз" в пользу Д.А. заработную плату за время вынужденного прогула в размере 193 637 рублей 25 копеек;

- в удовлетворении остальной части исковых требований отказать;

- взыскать с АО "Саратовгаз" государственную пошлину в доход местного бюджета в размере 5 072 рубля;

- решение суда в части восстановления на работе и взыскания заработной платы за время вынужденного прогула подлежит немедленному исполнению.

В апелляционной жалобе ответчик ставит вопрос об отмене решения суда как незаконного и необоснованного, постановленного с нарушением норм материального и процессуального права. Выражает несогласие с выводами суда и оценкой доказательств. Указывает, что срочный трудовой договор с истцом был заключен добровольно на основании соглашения сторон.

Истцом и помощником прокурора поданы возражения на апелляционную жалобу, в которых критически оцениваются доводы жалобы, выражают согласие с принятым решением, просят оставить его без изменения, апелляционную жалобу - без удовлетворения.

В соответствии с п. 4 ч. 1 ст. 330 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации основаниями для отмены или изменения решения суда в апелляционном порядке являются нарушение или неправильное применение норм материального или процессуального права.

В силу ч. 2 ст. 328 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации по результатам рассмотрения апелляционных жалобы, представления суд апелляционной инстанции вправе отменить или изменить решение суда первой инстанции полностью или в части и принять по делу новое решение.

Проверив законность и обоснованность решения суда первой инстанции по доводам, изложенным в апелляционной жалобе (ч. 1 ст. 327.1 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации), судебная коллегия приходит к следующему.

В соответствии с ч.ч. 1, 2 ст. 58 Трудового кодекса Российской Федерации трудовые договоры могут заключаться: на неопределенный срок; на определенный срок не более пяти лет (срочный трудовой договор), если иной срок не установлен настоящим Кодексом или иными федеральными законами.

Срочный трудовой договор заключается, когда трудовые отношения не могут быть установлены на неопределенный срок с учетом характера предстоящей работы или условий ее выполнения, а именно в случаях, предусмотренных ч. 1 ст. 59 настоящего Кодекса. В случаях, предусмотренных ч. 2 ст. 59 настоящего Кодекса, срочный трудовой договор может заключаться по соглашению сторон трудового договора без учета характера предстоящей работы и условий ее выполнения.

Согласно абз. 7 ч. 2 ст. 59 ТК РФ по соглашению сторон срочный трудовой договор может заключаться: с руководителями организации, заместителями руководителей и главными бухгалтерами организаций, независимо от их организационно-правовых форм и форм собственности.

В соответствии с п. 3 ч. 2 ст. 57 Трудового кодекса Российской Федерации в трудовом договоре в обязательном порядке указывается дата начала работы, а в случае, когда заключается срочный трудовой договор, также срок его действия и обстоятельства (причины), послужившие основанием для заключения срочного трудового договора в соответствии с Трудовым кодексом Российской Федерации или иным федеральным законом.

Согласно п. 13 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 17 марта 2004 года № 2 "О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации", в соответствии с ч. 2 ст. 58 Трудового кодекса Российской Федерации в случаях, предусмотренных ч. 2 ст. 59 Кодекса, срочный трудовой договор может заключаться без учета характера предстоящей работы и условий ее выполнения. При этом такой договор может быть признан правомерным, если имелось соглашение сторон (ч. 2 ст. 59 Трудового кодекса Российской Федерации), то есть, если он заключен на основе добровольного согласия работника и работодателя. Решая вопрос об обоснованности заключения с работником срочного трудового договора, следует учитывать, что такой договор заключается, когда трудовые отношения не могут быть установлены на неопределенный срок с учетом характера предстоящей работы или условий ее выполнения, в частности в случаях, предусмотренных ч. 1 ст. 59 Трудового кодекса Российской Федерации, а также в других случаях, установленных Кодексом или иными федеральными законами (ч. 2 ст. 58, ч. 1 ст. 59 Трудового кодекса Российской Федерации). В соответствии с ч. 2 ст. 58 Трудового кодекса Российской Федерации, срочный трудовой договор может заключаться без учета характера предстоящей работы и условий ее выполнения. При этом необходимо иметь в виду, что такой договор может быть признан правомерным, если имелось соглашение сторон (ч. 2 ст. 59 Трудового кодекса Российской Федерации), то есть если он заключен на основе добровольного согласия работника и работодателя. Если судом при разрешении спора о правомерности заключения срочного трудового договора будет установлено, что он заключен работником вынужденно, суд применяет правила договора, заключенного на неопределенный срок.

В силу п. 2 ч. 1 ст. 77 ТК РФ основанием прекращения трудового договора является истечение срока трудового договора (ст. 79 настоящего Кодекса), за исключением случаев, когда трудовые отношения фактически продолжаются, и ни одна из сторон не потребовала их прекращения.

В соответствии со ст. 79 ТК РФ срочный трудовой договор прекращается с истечением срока его действия. О прекращении трудового договора в связи с истечением срока его действия работник должен быть предупрежден в письменной форме не менее чем за три календарных дня до увольнения, за исключением случаев, когда истекает срок действия срочного трудового договора, заключенного на время исполнения обязанностей отсутствующего работника.

Из материалов дела усматривается, что 21 июня 2007 года между АО "Саратовгаз" и Д.А. заключен срочный трудовой договор № , согласно которому Д.А. принимается на работу в должности первого заместителя генерального директора ОАО "Саратовгаз" с 21 июня 2007 года сроком на 3 года (т. 1 л.д. 36 - 37).

22 июня 2010 года заключен аналогичный договор № на срок с 22 июня 2010 года по 21 июня 2011 года (т. 1 л.д. 38 - 39), 22 июня 2011 года - трудовой договор № сроком с 22 июня 2011 года по 19 июня 2014 года (т. 1 л.д. 40 - 41), 20 июня 2014 года - трудовой договора № сроком с 20 июня 2014 года по 19 июня 2017 года (т. 1 л.д. 42 - 46), 20 июня 2017 года - трудовой договор № сроком с 20 июня 2017 года по 10 сентября 2018 года (т. 1 л.д. 47 - 48), 10 сентября 2018 года - трудовой договор № сроком с 11 сентября 2018 года по 09 ноября 2018 года (т. 1 л.д. 49 - 52), 09 ноября 2018 года - трудовой договор № сроком с 10 ноября 2018 года по 13 мая 2019 года (т. 1 л.д. 53 - 54).

Данные договоры, в том числе, договор № от 09 ноября 2018 года, истец подписал и исполнял трудовые обязанности по указанной в договорах должности.

Приказом о прекращении (расторжении) трудового договора с работником (увольнении) от 13 мая 2019 года № Д.А. уволен с занимаемой должности с 13 мая 2019 года года по истечении срока трудового договора по п. 2 ч. 1 ст. 77 Трудового кодекса Российской Федерации (т. 1 л.д. 96) на основании уведомления об истечении срока трудового договора от 08 апреля 2019 года (т. 1 л.д. 97).

С приказом об увольнении истец ознакомлен под роспись 13 мая 2019 года (т. 1 л.д. 96).

Разрешая настоящий спор, суд первой инстанции, учитывая, что истец в период времени с 21 июня 2007 года по 13 мая 2019 года выполнял работу в должности первого заместителя генерального директора АО "Саратовгаз", трудовая функция Д.А. в указанный период не изменялась, в спорный период с истцом заключено семь срочных договоров на непродолжительный срок, пришел к выводу об установлении факта многократности заключения срочных трудовых договоров с Д.А. на непродолжительный срок для выполнения одной и той же трудовой функции, и, как следствие, о наличии оснований для признания трудового договора № от 09 ноября 2018 года бессрочным, приказа от 13 мая 2019 года № - незаконным, восстановлении Д.А. в должности первого заместителя генерального директора АО "Саратовгаз", взыскании с АО "Саратовгаз" в пользу Д.А. заработной платы за время вынужденного прогула.

Судебная коллегия по гражданским делам Саратовского областного суда находит указанный вывод суда первой инстанции ошибочным, основанным на неправильном применении и толковании норм материального права, при этом исходит из следующего.

Как следует из материалов дела, с истцом в период времени с 21 июня 2007 года по 13 мая 2019 года заключались срочные трудовые договоры: трудовой договор № с 21 июня 2007 года сроком на 3 года, трудовой договор от 22 июня 2010 года № на срок с 22 июня 2010 года по 21 июня 2011 года, трудовой договор от 22 июня 2011 года № сроком с 22 июня 2011 года по 19 июня 2014 года, трудовой договор от 20 июня 2014 года № сроком с 20 июня 2014 года по 19 июня 2017 года, трудовой договор от 20 июня 2017 года № сроком с 20 июня 2017 года по 10 сентября 2018 года, трудовой договор от 10 сентября 2018 года № сроком с 11 сентября 2018 года по 09 ноября 2018 года, трудовой договор от 09 ноября 2018 года № сроком с 10 ноября 2018 года по 13 мая 2019 года. Должность и функции истца оставались те же.

О сроках действия договоров и, следовательно, моменте возможного прекращения трудовых отношений истцу было известно из текста подписанных им договоров. С каждым из указанных документов истец был ознакомлен лично под роспись, все трудовые договоры он подписал, указывая о том, что второй экземпляр договора получил на руки.

Подпись Д.А. в трудовом договоре от 09 ноября 2018 года, а также подписи в ранее заключенных договорах, свидетельствуют о его добровольном волеизъявлении на заключение срочного трудового договора. До момента окончания срока договора его условия истец не оспаривал.

Следовательно, между сторонами было достигнуто соглашение о заключении указанных трудовых договоров на определенный ими срок.

Указанные истцом в обоснование исковых требований обстоятельства: многократность заключения срочных трудовых договоров, идентичность их условий, неизменность его трудовых функций, отсутствие каких-либо предпосылок для заключения срочных трудовых договоров не могут явиться основанием для признания трудового договора от 09 ноября 2018 года заключенным на неопределенный срок, поскольку не влияют на сроки действия договоров, определенные сторонами трудовых правоотношений, при том, что занимаемая истцом должность первого заместителя генерального директора учреждения законом отнесена к числу должностей, при замещении которой может быть заключен срочный трудовой договор (п. 7 ч. 2 ст. 59 ТК РФ).

При заключении с истцом предыдущих срочных трудовых договоров нарушений закона, влекущих трансформацию трудового договора в договор на неопределенный срок, работодателем не допущено.

Процедура увольнения истца вследствие истечения срока действия трудового договора от 09 ноября 2018 года работодателем соблюдена.

Само по себе неоднократное заключение срочных трудовых договоров с истцом, с учетом положений действующего трудового законодательства, безусловно не свидетельствует о наличии оснований для признания трудовых договоров заключенными на неопределенный срок.

Истечение срока действия срочного трудового договора (п. 2 ч. 1 ст. 77 Трудового кодекса Российской Федерации) является объективным событием, наступление которого не зависит от воли работодателя, а потому увольнение работника по данному основанию отнесено к общим основаниям прекращения трудового договора. Работник, давая согласие на заключение трудового договора в предусмотренных законом случаях на определенный срок, знает о его прекращении по истечении заранее оговоренного периода, либо в связи с наступлением конкретного события, с которым связано его окончание.

При таких обстоятельствах выводы суда о наличии оснований для признания трудового договора заключенным сторонами на неопределенный срок являются необоснованными.

На основании изложенного судебная коллегия приходит к выводу о том, что между сторонами было достигнуто соглашение о заключении указанных трудовых договоров на определенный ими срок, основания для удовлетворения заявленных истцом требований отсутствуют. Заключенные с истцом срочные трудовые договоры по занимаемой должности не противоречат требованиям трудового законодательства, процедура увольнения соблюдена.

И поскольку трудовые отношения сторон прекращены на законных основаниях, соответственно, требования Д.А. о признании приказа об увольнении незаконным, восстановлении на работе, взыскании заработной платы за время вынужденного прогула подлежат оставлению без удовлетворения.

Довод истца о том, что он с 2013 года по 2019 год выполнял обязанности председателя комиссии по корпоративной этике на основании приказа от 26 декабря 2013 года № "Об утверждении комиссии по корпоративной этике", не влияет на вынесение решения, поскольку данное обстоятельство не свидетельствует о неправомерности заключения с истцом срочных трудовых договоров.

Согласно ч. 1 ст. 275 Трудового кодекса Российской Федерации в случае, когда в соответствии с ч. 2 ст. 59 настоящего Кодекса с руководителем организации заключается срочный трудовой договор, срок действия этого трудового договора определяется учредительными документами организации или соглашением сторон.

Как следует из п. 20.1.9 Устава АО "Саратовгаз" к компетенции Совета директоров Общества относится согласование назначения и увольнения (за исключением увольнения по собственному желанию) заместителей генерального директора Общества по представлению генерального директора Общества.

Пунктом 24.9.8 Устава АО "Саратовгаз" предусмотрено, что генеральный директор Общества назначает и увольняет с работы по согласованию с Советом директоров своих заместителей (за исключением увольнения работников по собственному желанию) (т. 1 л.д. 71 - 82).

При этом, срок полномочий заместителей генерального директора Общества Уставом не определен.

Таким образом, учитывая, что срок полномочий первого заместителя генерального директора АО "Саратовгаз" Уставом не ограничен, судебная коллегия приходит к выводу, что заключенный сторонами срочный трудовой договор не противоречит положениям данного Устава.

Довод истца о том, что срочные трудовые договоры с ним заключались преднамеренно с целью не предоставления социальных гарантий и прекращения трудового договора в связи с истечением срока, не может повлечь отмену решения суда, поскольку в данном случае заключение с истцом срочного трудового договора не противоречит трудовому законодательству и Уставу учреждения.

Суду представлены доказательства добровольного заключения истцом как срочного трудового договора от 09 ноября 2018 года, так и предыдущих договоров.

Доводы о вынужденности заключения срочных трудовых договоров своего подтверждения в судебном заседании не нашли.

На основании изложенного решение суда первой инстанции нельзя признать законным. Оно принято с существенными нарушениями норм материального права, повлиявшими на исход дела, что согласно ст. 330 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации является основанием для отмены обжалуемого судебного постановления. Судебная коллегия считает необходимым постановить новое решение об отказе в удовлетворении исковых требований.

Руководствуясь ст. 327.1, 328, 329, 330 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия

определила:

решение Заводского районного суда города Саратова от 03 июля 2019 года - отменить.

Принять по делу новое решение, которым в удовлетворении искового заявления Д.А. ФИО14 к акционерному обществу "Саратовгаз" о восстановлении на работе, признании приказа об увольнении незаконным, признании трудового договора бессрочным, взыскании среднего заработка за время вынужденного прогула - отказать.


Судья Зотова Ю.Ш.
Комментарий эксперта

Особенности срочного трудового договора, которые не дадут признать его бессрочным

Несмотря на то, что срочный договор перезаключали семь раз, суд не признал трудовые отношения постоянными. Работодатель не допустил нарушений при увольнении работника. Не является нарушением и то, что он решил больше не сотрудничать с уволенным сотрудником. 

Выявление факта многократного заключения срочных трудовых договоров ...

Эксперт по налогообложению Б.Л.Сваин

Комментарии к документам доступны только платным подписчикам

Оформите подписку сейчас, и вы получите полный доступ к электронной версии журнала.

Если у Вас есть действующая подписка, пожалуйста, войдите на сайт, используя свой логин и пароль

Увеличить шрифт

A+

       
© 2000—
Информационно-аналитическое электронное издание «Нормативные акты для бухгалтера»
Использование материалов возможно только с письменного разрешения редакции сайта